Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

deer back

30 пунктов для 30 лет

Куда еще писать лонгриды, как не в ЖЖ, пусть и раз в год? 

Когда в дверь стучится твой трицончик, за ним приходят и последние 10 лет – тянет посмотреть на них и зафиксировать изменения. «Эх, мне уже не 20» – это что такое? Рефлексии 30-псто.

1. Мне кажется, я много всего пережила, это было очень интересно и разнообразно, точно не скучно. Ничего особого в мир не принесла, наверное, но если скажут, что это мой последний год, я не буду сокрушаться, что чего-то не успела,

2. В 20 лет я вышла замуж, убегая от мамы, и, кажется, совершенно не контролировала свою жизнь. Сейчас я ее полностью контролирую и могу любого, кто начинает рассказывать, как мне жить, послать на хрен, будь он подружка или родственник,

3. Еще в 25 я должна была отправиться к психотерапевту, но притворялась, что все само пройдет, да и денег был жалко. Год назад сходила один раз и бросила, два дня назад пошла к другому и не собираюсь бросать,

4. В попытке справиться с синдромом отличницы я, по-моему, стала жесткой и острой. Но вроде и люди любимые рядом есть, и от всего, что мне не нужно и не хочется, я научилась отказываться. В том числе и от людей – не так уж и обязательно нравиться ВСЕМ,

Collapse )

30. Первые пять лет этой десятки были посвящены вину, вторые – пиву, а сейчас я в какой-то безысходной, но очень здоровой трезвости, перебиваемой коктейлями. Сегодня надо выпить. Штош, старости нет, 30 – не больно, двигаемся дальше.


вульф

Капитанская дочка

...с дороги торной не свернуть,
хоть все шумит трава степная.
уже почти закончен путь:
короткий шаг, и я у Края.

в руках - кусочки чьих-то снов,
и, оживляя тени эти,
мы тихо садим под Покров
ростки чудес. не боги - дети.
(с) Шорох

Меня зовут Лара Равель и я дочь своего отца.


Три года назад я сидела в нашей столичной квартире и помогала ему упаковывать пистолеты, прокладывая их своими мягкими игрушками. Вдруг хлопнула дверь. Мама строго вошла в зал и сказала:

- Нам с Ларой нечего делать в твоей ссылке на краю земли. Ей надо учиться, а я там сгнию. Мы не поедем.

Отец молча поднял на неё голову. Я посмотрела на кукол, запутавшихся между стволами и мешочками с патронами.
Ночью мы уже сидели в поезде, который шел никуда. Капитан Равель и его упрямая одиннадцатилетняя дочь.

***

В этом Городе нет школы, хотя есть учителя. В этом Городе у меня есть друзья. Когда мы только приехали, я забрела в мир желто-седой травы с красными ягодами, и встретила там Иглу. Так я узнала, кто такие мангызы. Страшные, но люди. Они не учили меня бояться Степи, так я Её с тех пор и не боялась, что бы не говорили горожане. Кое-чему я у Неё училась каждый день.

[а они, дети малые, бегали, бегали]***
где-то филином ухнули: раз, два, и снова,
им ответили воем бездомной собаки,
птичья трель.
просыпается.
шайка готова:
знают все, что никто не спасется без драки.

(с) Сказка

Однажды, после того, как Хвост проиграл нам куклу Белой Хозяйки, а она исчезла, ко мне пришли друзья и попросили наказать его за воровство. Никто не знал, виноват он или нет. И мы провели обряд, наказывающий вора. Если бы Хвост был виноват, он бы превратился в Червя, это все знают. Но он спокойно играл в свои дурацкие соревнования, пока не разузнал секрет Вороны, из-за которого её могли бы выгнать из Города.

Ворона. Мой самый близкий друг, мой Старший-младший товарищ. Когда-то мы с ней вместе по утрам сидели на Станции и ждали поезд, который привезёт её родителей. А может, и мою маму тоже.
Потом мы перестали.

Чтобы Хвост никому ничего не рассказал, я сделала ужасное. Рассказала его матери, как он однажды напился твирина. Та его тут же заперла.
А потом он исчез.
И никто из нас не мог выяснить, догадаться, понять – куда, как и зачем. В Городе стало мучительно неприятно, его мать допрашивала всех подряд, за детьми даже днём гонялись патрульные.

***

Дисциплина. Форма. Пистолеты и ружья. Запахи коньяка, лука, пороха. Это мой дом.
Строгий взгляд. Громкий голос. Мягкие щеки. Сила. Это мой отец.
Я знаю всё про него, он знает всё про меня. Всё, что можно было ему сказать, я говорила. Всегда пыталась помочь.

- Пап, я пришла за огнём!
- Ты опоздала на 3 минуты.
- Но… но мы просто на площадке. А у меня нет часов.
- Равели приходят вовремя.
- Пап…
- Но на три минуты можно и опоздать. Иди, гуляй. Жду тебя через полчаса.

***

Однажды мне приснился сон, который теперь я плохо помню. Страшный, болезненный, мучительный. Казалось, он был о прошлом Города, когда Палач вешал и сжигал людей за то, что они жили не так, как он, думали не так, как он. Он вешал братьев за силу воли, женщин за способности к чудодейству. За правду, за верность, за смелость. Сжигал детей и родителей. А в этом сне ещё и говорил голосом отца. Люди кричали и плакали, это было невыносимо.
Как вдруг.
Помощники Палача приказали:
- Приведите к эшафоту Лару Равель! Она обвиняется за то, что поставила отца выше Державы. Повесить!

Я проснулась в слезах, всё тело трясло, меня будто привели на эшафот, и не верилось, что я лежу на полу своей комнаты. Отец, видимо, услышал, как я упала, вбежал и обнял меня. Рассказала ему всё. И плакала, плакала в его мундир. А он не отпускал, только тихо говорил, что всё будет хорошо, что это не наше будущее, что он любит меня и защитит. Что подал прошение о переводе на фронт, но отзовёт его. Потому что в этом Городе мои друзья, а там его всё равно не ждут. Он останется в месте, которое ненавидит и не понимает. Потому что здесь его дочь.

В темноте я брела к площадке, а слёзы всё не останавливались.
Даже если это был вещий сон. Я ничего бы не изменила.
Да, отца я ставлю выше всего. Тем более, Державы.
И готова за это умереть.

***

Часто родители считают, что знают, как должны жить их дети. Знают, что они хотят, что им нужно. Но это не так. Мало того, что вчера отец хитро затащил меня на урок рисования, а потом мой поезд всё равно обозвал подъёмным краном, так сегодня пришлось пойти на урок абстрактной логики прямо с утра! Всё это было нормально. Но играть-то интереснее…
Чтобы добить меня, он сказал:
- В Городе открывается школа. Сегодня в час ты должна быть на занятии.
Никакие уговоры не помогли. Пришлось согласиться.

А на площадке было столько всего интересного! И когда я сказала, что отец убьёт меня, если я не пойду на уроки, дети посмеялись:
- Ты и так отмечаешься у него каждый час все последние годы! Папенькина дочка! Мы в школу не пойдём, нас там всех запрут, фу!
Ну, да, Загранники. А я поддалась. Через час город гремел от криков моего отца, а я пряталась, и мне было ужасно страшно. Не потому, что он меня убьёт, а потому, что я его расстроила. Ведь в его жизни и так очень, очень мало радости…

Ещё через час я сидела за нашим деревянным столом в доме без двери и старалась сдержать слёзы. А отец ходил из угла в угол и жестко, по-военному отчитывал меня.

- Ты не слушаешься? Тогда командуй собой сама.
- Пап, ты чего, не надо так говорить…
- Как?! А как всё должно быть? Как ты хочешь, чтобы было?!
- Ну… нормально, как раньше. Пап, человеку же свойственны ошибки, прости меня, я испугалась.
- Я здесь для тебя! И ты от меня прячешься? Командуй собой сама, всё, я больше не буду указывать!
- Пап, детям так не говорят, зачем ты так…
- Даже не хочу с тобой разговаривать!

И ушёл, сжав в зубах холодную трубку.

Я вернулась в Штаб, дети во что-то играли. Струнка пыталась меня рассмешить, а я свернулась в гамаке и снова плакала, как маленькая.
А вообще, знаете, плачут не только маленькие.

Я не заметила, как площадка опустела. Только я и корабль, парус, колокольчики, игрушки, свечи. Мой портрет капитана Травы с картой, чтобы никто не забыл её собрать. Стрункино «МАМА» на мокрой стене. Вещи Спички и Птица, которые отказались от своих домов.

Отец остался здесь из-за меня.
А я его расстроила.

Я выгребла из карманов свои сокровища, нашла листок бумаги и карандаш. Надо попрощаться с друзьями. Тётя Элиза из Утёса говорила, что у неё есть ненужные взрослые вещи для девушки. Оставив послание детям, я отправилась к ней, взяла юбку и пошла домой. У порога встретился отец, трубка дымилась.

- Лара, я хочу с тобой поговорить.
- Не надо, отец, не о чем.

Я сняла с шеи ключ и вложила ему в руку.

- Ты что?! Не делай этого! Я не это имел в виду!
- Ты сказал, что я должна командовать собой сама. Детям так не говорят, пап. Теперь ты можешь ехать на фронт или в Столицу. Я поеду с тобой. В этом Городе у меня больше нет друзей.

И снова слёзы. Взрослые слёзы Лары Равель и её отца.

***

В Дом без двери полетела сандалия.
- Вы плохой, плохой капитан! Что вы сделали со Сказкой?! Это из-за вас она взрослая!
- Ребята, пожалуйста, не ругайтесь на него. Я сама. Так вышло. Я же все написала. Простите меня.
- Нет, нет, нет, возвращайся! Мы знаем, как тебя спасти! Есть витраж! Он поможет тебе вернуть детство!
- Не думаю, друзья. Вы просто запомните меня, ладно? И если что, приходите, я помогу вам, чем смогу.
Я плакала. Они плакали. Нет, слёзы не знают возраста.

***

Взрослая жизнь? Никогда не приближайте её, никогда. В ней ничего хорошего. Я очень скучаю по детям.  Стою под детской площадкой, вижу платье любимой моей Вороны. Наверное, она внимательно, как всегда, слушает остальных. Вон мелькнули косички Спички, лохматая голова Шороха – прибежали откуда-то с новостями. Хмурый Птиц, серьёзный Уголь – сидят подальше, думают о своём. У Струнки опять глаза на мокром месте, теребит «ленточку памяти». Мотылёк куда-то улетела с Крапивой.

Тоска. Потеря. Что здесь делать дальше? Знакомые отца задают вопросы: «Ты ещё не нашла работу?», «Ну что, жениха присмотрела?»
Не хочу работы и жениха! Мне 15!

Подходит капитан Трава. Когда-то я смотрела на него с той стороны площадки. А теперь мы оба здесь, снаружи. И он капитан Савьюр, а вовсе не Трава и не Великан. Кажется, последнее, что связывает меня с миром детства.
- Ну, что, выросла?
- Выросла.
- Теперь уж и шлем поносить не хочешь?
- Хочу!
- Держи. Пойдём, посмотрим, чем живут люди в этом Городе.


***

Как-то мы с Вороной в субботу остались одни в Штабе.
Сели на край ангара, болтали ногами, смотрели в небо.
- Смотри, это облако похоже на быка. Вот его глаз, и пухлая губа. Он лежит.
- И улыбается. Смотри, его глаз закрывается, а рот расплывается в улыбке!
- Хороший знак.
- Хороший.

deer girl

УвИ - отчет пожизнево-благодарственный

[Болтовня про меня]Была у меня в жизни большая печаль - когда проходила игра Константинополь, я еще только входила в ролевое движение и о ней ничего не знала, но смотря видео и фото с нее чуть не плакала - это была игра моей мечты. Кажется, этот пробел заполнен и печаль ушла.

Подготовкой к этой игре мне было почти некогда заниматься (я писала диплом и усердно доучивалась), поэтому боялась, что всплывет что-то недочитанное, недошитое, недослушанное.
И еще одна предыстория, важная: я гиперответственно отношусь к своему отыгрышу, который на последних играх настолько был ужасен, что я давно записала себя в плохого ролевика и собралась уходить из движения. Хотя, если смотреть объективно, моей вины в провале квестов и отыгрышей на играх была малая часть.

Так вот, эта игра вернула меня в ролевое движение - я могу, умею, хочу, делаю. Только сам игрок, естественно, может понять, отыграл он своего персонажа как следует или нет. "Игрок" отыграл так, как никогда раньше, у меня много свидетелей-девушек, которые подтвердят, что у девочек игра БЫЛА, и была она настолько насыщенной, что не было ни минуты отдыха. Так что не надо про "женская игра была слабой из-за чего-то там", те, кто хотел - поиграли на 100%. И да, это лучшая игра в моей жизни.

Все было очень круто, было очень много красиво одетых людей, антуражных домов и покоев, быдло-реконы вели себя почти идеально, глупенькие девочки не мозолили глаза - лепота. Жалко только, что сходила только в Акру - не завезла себе личного охранника, а то попутешествовала бы всласть. Порт Акры был прекрасен (кто знает, тот подтвердит).
Пичаль - мизерное количество магазинчиков в Иерусалиме. Два свечных и ни одного с "брюликами". ))

Большие спасибы коллективные и личные:

Вирне _virna_ за прекрасное зеленое платье для "религиозной" дамы (как тебе моя вышивка?),
Маше bezmaternykh за самый крутой венец, сделанный заботливыми руками за пару дней до игры,
Тимуру kinebik за аккуратный заезд на полигон и теплое общение,
всем мастерам и лично Ирочке alkvi и Наташе Гергель,
всей команде иерусалимского дворца за строяк и атмосферу,
всем христианским священникам Иерусалима и Акры,
отдельно Марку vyonder за невероятного Никифора и вместе с ним Антонию за рождественскую мессу (именно от нее у меня наступил духовный катарсис),
огромное спасибо моему мужу abdula_msk за помощь в подготовке моих покоев и поддержку и заботу на игре, + игровое спасибо за неожиданный поворот, который позволил моему персонажу поставить такую яркую финальную точку,
всем тем, с кем я контактировала по игре и по жизни,
Марине и Ане за (как всегда) вкусную и полезную кухню,
Аджантису ruined_ajantis  за атмосферу - Балдуин был очень настоящий, жалко, что его смерть так смазалась,
Дочери моей, Изабелле де Торон и баронессам д'Ибелин и де Гранье grossu за толковую женскую игру,
всем игрокам семей Ибелин и Гранье, а так же Алисии, их семейному хирургу - мне было с вами очень хорошо,
отдельно юному барону Томе д'Ибелину, про которого будет больше слов в ОБВМ-отчете, но! Рома, играть с тобой - одно удовольствие, к тому же, ты один из немногих ролевых мальчиков сам захотел отыгрывать что-то такое с девочкой )),
сыну моему, Онфруа IV де Торону в исполнении Васи Осокина - ты был "историчным" Онфруа и хорошим сыном, несмотря на постоянную занятость, про это тоже будет гораздо больше слов в персонажном отчете,
Алексу alex_slayer1 за много_смеха и общение,
Тарасу true_tri_galki, то есть, аптекарю Луке за чудодейственные элексиры - ты знаешь, как я люблю играть рядом с тобой (даже без алкоголя!).

И напоследок немного филологического вонизма: товарищи, ладно там с зубрением латинских молитв наизусть всем христианским населением, ну ладно даже священниками, но ребята, вы могли бы хотя бы прочитать несколько раз дома каждую молитву с толком и расстановкой, чтобы не совершать стопицот ошибок в каждом слове на игре? Делали бы тогда как священник Акры - читали бы все по-русски и не вы***сь.

Отчет про персонажа последует, его просто написать сложнее, потому что игра не отпускает, чувств и эмоций очень много, но я терпеть не могу миллионы ОБВМных отчетов от одного человека, так что надо собраться с мыслями, чтобы уместить все это в один, дабы не уподобляться.
deer girl

Один мой день

Исповедь гражданки РФ: как умирают и рождаются легенды. Один день в кровавом режиме Путина.

8 марта 2012 года.
Тяжело проснуться утром, ведь это 5 утра - начинается наш двенадцатичасовой рабочий день. Вдвойне тяжело потому, что это суббота - с недавнего времени мы работаем 6 дней в неделю. Седьмой день мы используем для волонтерской работы в наших партиях. Каждый гражданин РФ состоит в партии. Он должен раз в неделю присутствовать на собрании, расклеивать листовки, печатать брошюры или агитировать аполитичных граждан - темную, серую, не обученную массу. Раз в месяц мы обязаны участвовать в митинге нашей партии и отдавать 5% нашего дохода в виде партийного взноса.

Съедаю на завтрак 100 грамм черного хлеба с сушеной рыбой, запиваю водкой, чтобы не мерзнуть. В целях экономии мы не ставили стеклопакеты, поэтому у нас в доме холодно. Отопление в домах работает три дня в неделю. Оставляю мужу 200 грамм хлеба и кусок сахара - ему надо больше есть, а следующие талоны будут выдавать только послезавтра.

Одеваюсь, выхожу на улицу, переступая через вонючих бомжей, коими заполнен наш подъезд. Здесь надо быть осторожнее. Стрельба может начаться снова. Мы живем в неблагоприятном районе Москвы - Басманном. Вооруженные банды "несогласных" часто атакуют местных жителей, чтобы обратить на себя внимание тирана. Тот присылает отряды вооруженных войск, они подавляют восстания, но мирные жители и в это время могут пострадать, поэтому никогда нельзя быть уверенным, что дойдешь до работы живым. Многие из товарищей моего мужа однажды уходили и не возвращались.

Бегу к метро, аккуратно обходя воронки от бомб. Мимо меня проезжает катафалк. Очередная старушка умерла от голода. В нашей стране очень маленькие пенсии и очень плохое медицинское обслуживание, это знают все, поэтому продолжительность жизни у нас снижается день ото дня. Очень печально, отворачиваюсь.

Покупаю билет в метро. Он стоит уже 98 рублей, поэтому ездить на метро мы себе позволяем только в холодное время года. К тому же, это небезопасный транспорт - в любом вагоне может оказаться взрывчатка, потому что город заполнен чеченскими террористами, которых впустил Путин ради сохранения Чечни как своего владения.

На работе уже бунт, вооруженные борцы ОМОН травят газом моих коллег. Дело в том, что наш начальник снова сократил нам зарплаты в два раза, чтобы достроить свою виллу в Коста-Рике. Это происходит часто в совершенно разных фирмах, на предприятиях и заводах, потому что чиновникам РФ разрешено воровать и иметь до 100 человек личной охраны.

Тяжелый рабочий день в самом разгаре, перерывов на обед нет. С дохода мы вынуждены платить налог 20%, поэтому многие из нас часто остаются работать внеурочно, хотя бы это позволительно. 16:00, две мои коллеги упали, потеряв сознание от усталости. Мы вызвали скорую помощь, но приедут они не скоро. Как я уже говорила, с медициной у нас в стране плохо, да и бензин стоит больше 120 рублей за литр.

После работы захожу проверить свой номер в очереди на оформление права на выезд за границу. Мы с мужем 3723. Ничего, еще пару лет и мы сможем съездить куда-нибудь в Европу. Я могла бы проверить статус заявки по интернету, но его включают только несколько раз в неделю, да и то в середине дня, когда мы на работе. Нам разрешен вход на сайты государственных структур, политических партий и группы Любэ. Правда, если заплатить дополнительно, можно получить тридцатиминутную сессию на сайте Одноклассники.

Дома успеваю выгладить мужу рубашку на завтра, он заявляется пьяным и валится спать. В нашей стране все очень много пьют, это единственная возможность жить в такой обстановке. 23:50, залепляю скотчем дырки от выстрелов на кухонных окнах. Сейчас выпью водки и можно будет немного поспать, если не обращать внимания на шум уличных погромов.