?

Log in

No account? Create an account
В честь того, что на конкурсе отчетов мы с Томкой поделили 7 место, надо бы что-то написать в ЖЖ.
Я-то, в отличие от могучих членов жюри, отчеты почти никогда не читаю, так что мой им поклон - вот это работка, прочитать и осмыслить 52 текста, по сравнению со многими из которых мой отчет - краткая заметочка.

Еду на Зилант, как и обещала, буду в городе с 4-го, на всех своих телефонах, живу в КАПО.
6-го в 13:30 жду всех девочек на том_самом_чайном_семинаре (локация - Заман-4).
8-го жду и девочек, и мальчиков в 11:00 на презентации нашего Ролекэмпа - там я расскажу, как и зачем это все было, и будет ли дальше (Комната 43). А Тэль, кстати, на презентации споет - уже только ради этого стоит очухаться утром воскресенья и подгрести к нам.
Ах да, ко мне можно будет подходить с вопросами по ТЭ'17, постараюсь что-то отвечать нуждающимся, особенно, если они нуждаются в реализации дрим-ролей в Лихолесье.
Как выездной второй_главред_Ролегида буду немножко фотографировать (или нет?) и брать интервью, так что эээээй, налетай!

Не будучи маньяком, кажусь себе и так глубоко затянутой в РИ, так что на этот сезон у меня скромные планы поехать вот сюда и вот сюда, конечно.

А у вас там как-чо, дорогие мои эскаписты?

Я иду не спеша

Восемь утра, пятница, бульвар и солнце. И некуда спешить.
Моя золотая осень.
Как же мало нужно для счастья. Как же много счастья в каждом мгновенье.

Спустя десять лет вернулась в любимый город.

Сначала было страшно, что ничего не помню, ничего не вспомню.
Но с каждым шагом по этим улицам все вернулось - ощущение дома, знакомые улицы, запахи, вкусы, звуки. Мягкость ковра в Голубой мечети, шершавость стен в Святой Софии, дрожь воды в Цистерне, обволакивающая кислинка айрана, запах утренних бубликов на улицах, умиротворяющие турецкие песни о любви, бодрящие переливы муэдзинов на Султанамед, соблазнительный запах рыбы на Галатском мосту, пушистые коты и собаки - мои друзья на моих улицах.
Мои улицы.

Смеялась, что в этой поездке побываю сразу на двух исторических родинах. Но для меня этот город - греческий, а не турецкий, простите мои прапра. Византия и спокойствие, несмотря на вековые угрозы и реки крови.
Ничего общего с испуганным и замученным, несчастным каким-то Иерусалимом, например.

Кроме обвм'а: живем почти под Галатой в квартире чудесной турчанки, дом старый, все вокруг настолько красивое, что и словами не передать. А картинки покажу только по возвращении.

Ты понимаешь это, когда видишь океан впервые.
Сначала не веришь, что это он, что он так велик, и его сила безгранична. Что он может возвеличить или поглотить, и тебе не повлиять на его выбор. Ты не можешь охватить его взглядом, не можешь ощутить истинную глубину. Океан - как космос - непостижим, поэтому в него либо верят, либо без устали ищут границы.

Ты видел родники, водопады, реки, пруды, озера, даже моря. Узкие, но глубокие заводи, километровые, но мелкие лиманы...

Но когда ты видишь океан, ты понимаешь, что все изменилось. Ты уже не будешь прежним, в тебе он.
Настает момент, когда твое путешествие заканчивается: ты же не останешься возле него, нельзя, невозможно. И больше никогда.

Ты возвращаешься, на столе тебя ждет бумага - ты снял дом у прекрасного, хоть и маленького озера. Собираешь вещи, едешь, заходишь в дом, смотришь в окно - озеро. Где та радость, которая сводила тебя с ума при мысли об этом доме у озера?

Ты понимаешь это, когда однажды увидел океан.
Говоришь себе, что лучше бы не видел. Стараешься забыть его, потому что он ведь не совместим с жизнью: холодный, безумный, обжигающий, бьющий по щекам, притворно спокойный, обманчиво нежный, абсолютно чужой. Ты знаешь, что рядом с ним не выжить, но почему-то не можешь жить без него.

Ты купаешься в своем озере, плаваешь быстро или медленно, но так или иначе достигаешь другого берега. Выискиваешь места поглубже, ныряешь, но так или иначе достаешь до дна. Закрываешь глаза и пытаешься представить, что это океан, но ни барашка, ни течения - спокойно и тепло, штиль, тишина, безопасность.

Когда ты стараешься не вспоминать об океане, он появляется во снах, поджидает тебя: ты просыпаешься с гулом волн в ушах, облизываешь губы - соленые.
Каждый день на озере превращется в испытание.

Однажды ты увидел океан, поэтому ты уезжаешь.
Закрываешь дом на замок, не оглядываясь на озеро. Уезжаешь в самую сухую пустыню, которая давно уже не океан, в которой нет места лишней капле воды. Остаешься, чтобы забыть родники, водопады, реки, пруды, озера, заводи, лиманы. Чтобы забыть море-океан.
Когда ты почти сделал это, сил осталось так мало, что ты упал и заплакал. Снова он.  В каждой соленой слезе.
Как высушить океан в себе?
Ты думаешь, что проще всего было бы найти этот океан и поселиться рядом с ним. Или нет. Отправиться по нему в плавание! Но ты понимаешь, что скорее всего просто умрешь.

Ты понимаешь это, когда видишь океан впервые.

Mise en scène

Пыльный можжевельник.
Море, небо - все немного пыльное, светлый серый, призрачный, прозрачный.
Утес, волны, острые камни, гладкий изгиб маленького, но крепкого дерева. На нем уже было рассказано столько историй лунными ночами...
Ветер дует в спину - отпустить руки, не держаться, доверять ему, глядя вниз. Теплый, сильный, нежный.
Разговор. Монолог ли, диалог - остаются лишь слова, проговоренные сотни раз в голове. Обрыв перед глазами, обрыв внутри.
Стая дельфинов, которую так ждали в эти дни  - вот они, веселые морские боги, резвятся, подплывают так близко к берегу, где ходим мы еще ногами. Приплыли нам сказать. Что правильно? Или ошибка? Вдруг молния пронзает угол неба - и тишина, дельфины уплывают.
То знак чего?
Похоже на конец или начало, на счастье или горечь, а по-хорошему, на все вместе.
Утриш, вот, чем ты решил запомниться...
Не охладела, нет,
скрываю грусть.
Не разлюбила,—
просто прячу ревность.
Не огорчайся,
скоро я вернусь.
Не беспокойся,
никуда не денусь.
Не осуждай меня,
не прекословь,
не спорь
в своем ребячестве
жестоком...
Я для тебя же
берегу любовь,
чтоб не изранил насмерть
ненароком.
В.Т.
Отрывки фраз, писем, жизниCollapse )


Светочка, радость Петербургских дней, верная помощница княжны, среди листков бумаги обнаружила черновик письма Марку Голицыну – он нашел свое место в газете «Русское дело». Русское дело, которое занимало Анн-Мари Элен последний год, которому она отдала все свои силы, чтобы видеть, но не думать о тех, кого так легко потерять.

«Марк, милый брат, maman сказала, что ты ждешь моих писем, а я ведь тебе еще ничего не писала про Петербург. А слов не хватит, Марк, Петербург нужно видеть, слышать, чувствовать.
Отправляйся на Montmartre, часов в восемь вечера. Поднимайся один, пешком, быстро, по самым узким улочкам – прямо в Lapin Agile. Встань у окна, закрой глаза, отдышись: ты услышишь веселую музыку, женский визг, звон бокалов, но пот будет стекать по твоей груди, вокруг тебя будет темно, лишь только желтый свет из окон кабаре будет освещать улицу и твое усталое лицо, но внутрь тебе нельзя, ты не войдешь. Марк, там ты – русский рабочий, чья смена закончилась поздно, в кармане несколько грошей, вокруг кипит жизнь, но пот стекает по его груди, и некуда, некуда идти…
По субботам maman устраивает салоны. Приди туда поздно, когда гости уже устанут, а некоторые и разойдутся. Найди группу, которая спорит о чем-то, сядь неподалеку, закрой глаза и прочитай про себя стихи, которые я присылала maman: «В огромном городе моем – ночь. Из дома сонного иду – прочь…» Ты – студент Петербурга, вокруг тебя поэты, художники, друзья, но ты одинок, и люди, которые спорят вокруг, не замечают тебя.
Найди дворянские фуршеты, найди дешевые кафе, найди убогих продавщиц на рынке, найди студентов, найди солдат, найди раненых, найди молодоженов, найди евреев, армян, англичан, немцев, шведов. Закрывай глаза и слушай, чувствуй, читай стихи, беги за звоном колоколов на православном храме. Только не ищи русских на улицах Парижа. Россия – в тебе, брат мой, как и во мне. Ее не узнаешь, не опишешь, не поймешь. Ею можно лишь жить. Марк, я приеду к вам с maman, привезу вам немного холода, немного голода, охапку трав и горсть алмазов. Но я вернусь обратно, потому что я – Россия, я – Петербург».
02/03/1905

1905 игроцкий

В голове гуляет ветер, а писать уже пора, хотя бы что-то.
На 1905 я возлагала надежды игрового сезона, вкладывала всю душу, колола иголками руки. И это была крутая игра, спасибо за нее всем мастерам и игрокам. В общем-то, как и планировалось, до игры доехали именно те, кто МОГ в это играть. И, кажется, они это сделали очень достойно.

У меня стандартное ощущение, что я плохой ролевик, но все же кое-что крутое для себя я сделала.
[Достижения русского хозяйства]- Два с половиной дня разговаривала с французским акцентом. С настоящим. Оказалось, что у специалистов даже возникло сомнение, русская ли я. Это лучший комплимент. Что хочу сказать: это очень сложно. Мозг постоянно контролирует каждый издаваемый звук. Ты не замечаешь, но устаешь безумно, и ртом (потому что аппарат работает иначе), и головой. После пятничного срыва Анн-Мари много тренировалась в русском, так что в субботу говорила уже практически без акцента. Зато доиграла.
- Два дня закрывала брешь в редакции газеты "Русское дело". У нас не заехала приличная часть команды, в том числе главред. Не собиралась в это играть, да это была и не игра. Настоящая игра из-за этого сильно пострадала, но "я сделяль!"  В субботу отошла от дел, зато доиграла.
- Раскрыла свой взгляд на русскую идею (на грани между персонажем и игроком) перед девушкой, которая хотела "из г'усского духа сделать тог'т". В эту десятиминутную беседу, кажется, были вложены все силы и меня, и Анн-Мари. У последней потом наступило переосмысление.
- Написала немножко в газеты. Хуже того, отдала на публикацию собственное стихотворение, написанное в 15 лет. Совсем съехала, но это был уже конец игры, все простительно. Маргарите моей Мейн оно даже пришлось в тему.
- Не сходила ни на одну службу. То есть, нормально сыграла католика без всяких болей, в отличие от УвИ.
- Потанцевала! Какое счастье. (Здесь плавный переход к благодарностям) Спасибо за эту возможность прекрасным танцорам, в которых я всегда уверена, true_tri_galki и Крейлу, а также всем другим, с кем повезло танцевать.


[Мешок благодарностей]* Кстати, Тарасу должна сказать спасибо не только за танцы, но и за пинок в конце игры. Я весь такой стеснительный, ходила просто, общалась довольно просто - француженка, пусть и дворянка. Хорошо, он оказался рядом, когда я безуспешно пыталась пробиться в жандармерию (история с письмом), а меня туда как-то особо не пускали. Начальник присутствия тихо сказал мне: "Анн-Мари, но вы же КНЯЖНА..." После чего я впилилась в набитую жандармерию, включив всю свою твердость, со словами: "Что это вы перед княжной двери закрываете?!" Да это просто кайф, когда вдруг все перед тобой вскакивают и начинают суетиться. Было очень круто, спасибо всем, кто участвовал )
* Огромное спасибо всей команде Русского собрания: abdula_msk, Арвину, Саше, black_drozd, Алле и Светлане. Вы крутаны, мы с вами сделали очень много важных вещей. Это помимо ваших основных, сложных и интересных ролей.
* Теплое и восторженное спасибо семье Юсуповых: Даше, Толе, Саше и Маше. Как бы я без вас? Да никак. Будто жила с вами в одной семье. Голубое кресло и та лечебная стопка водки - единственное, что смогло спасти меня в пятницу.
* Ах нет, не единственное. Ени, ну ты все знаешь.
* Вот здесь стоит спасибо elena_83. Ты тоже все знаешь.
* Люди, с которыми 1905 стал для меня поэмой, пусть и в письмах, а не в стихах: d_c_troy, rainell, bobhunter, ginger26. Наши жизни постоянно пересекались, наши герои жили сами по себе, и для меня это самое ценное, что случилось перед/на/после игры. Вы - невероятные, спасибо, что вы у меня есть. Хотя, конечно, каждому из вас нужно писать отдельную поэму - попробую справиться в персонажном отчете и в личном общении )
* Кажется, получается уже очень много текста, а людей, которых хочется поблагодарить, все еще бесконечное количество! Спасибо tomka_in за помощь и тепло, sunny_tima и Легосу за уют, Коле за общение и "В сердце я Морозов!", и всем-всем-всем, кто сделал эту сложную игру такой классной.


Опа, а тут я не выскажу ВСЁ, что хотела высказать в процессе.
[Ну как же без праведного гнева]Но! ЛвН, ваша почтовая модель навсегда будет пусковым механизмом к вскипанию гнева в моей душе. Да, ок, вы не могли (ой ли?) разбить доставку личных писем и документов, чтобы не проходили революционные послания, вотэтовсе, я помню, мне объясняли. Но если игра заявляется как поэма, а письма не могут найти своих адресатов, например, два дня, то это - гавно. Из-за этого падают, складываются и херятся отличные линии. Если бы я была мастером, а у моего игрока все бы косячилось, потому что до его важного человека не дошло письмо, я бы пошла, нашла письмо и передала бы его мальчишкой, потому что я мастер и могу все, и мне важно, чтобы игра была поэмой и у всех все случилось. К тому же, это не революция, а банальная романтика. И если кто-то это хочет назвать "зато как в реальности, письма шли долго", тогда давайте и переезды людей туда-сюда делать с месячным перерывом, а не с четырехчасовым.
Про Маньчжурию в стиле "Луна-парк" и отсутствие саспенса уже говорили, да и у Варпо я писала развернуто, так что не буду больше.
Про революцию ничего не знаю, совсем. Когда напишу про Анн-Мари Элен, все станет понятно.

Игра была такая же крутая, как и все игры ЛвН, но тут нельзя зазнаваться, надо доделывать модели.
Совершенно случайно подряд были просмотрены два новых фильма. Совершенно неожиданно - русских. Еще неожиданнее - хороших.
И как-то светло стало на душе от того, что есть все-таки у нас еще хорошее кино, настоящее. А то заглянешь к Bad Comedian, аж страшно становится...

Потому что не надо отказываться от русской идеи, не надо стараться быть похожими на кого-то. Ищут все эту русскую идею, а она перед носом. Она проходит красной линией через всю историю, о ней не стыдно говорить, не стыдно петь, не стыдно снимать.

Она - одиночество.

"Территория" - фильм, которого я ждала, такая новая "Земля Санникова" по атмосфере. Почему-то. Наверное, плохо помню "Землю". Безумно красивый. И очень русский: про людей, про настоящих мужчин, про жизнь.


"Битва за Севастополь" - вот уж точно внезапно, потому что просто хотели посмотреть что-то про Севастополь. Там, в общем-то, мало чего про город, да и вообще, зря фильм в прокат с таким названием вышел. Украинское название ему куда больше подходит. Вроде перестали что ли пошлятину про войну снимать?



Песни, конечно же, тоже неспроста.
Люблю русское кино и русскую музыку. На нашей большой земле много талантливых людей, хорошо бы, чтобы они творили.

С днем победы

В моей семье День Победы никогда не был радостным праздником, но мы всегда поздравляли друг друга и молча молились о том, чтобы такого больше никогда не случилось.
Очень хотелось бы, чтобы люди помнили. И неважно, в каком поколении от своих героических предков они родились.
Хочу напечатать кусочек из мемуаров моей бабушки - вы же плакать не будете, просто почитаете - но такие, именно такие вещи хранятся в крови, остаются в памяти потомков, пронизывают историю всей семьи.
"Приехали мы поздно вечером. Тетя захлопотала: вы с дороги и устали, поедим, да и спать. Завтра будет день - еще наговоримся. Легли. Маме не спалось, на душе было тревожно: скоро зима, а писем от отца все нет, последнее было в конце марта. Слышит - тетя тоже не спит, ворочается, а потом слышит - она тихонько плачет. Мама к ней, успокаивать начала, что все хорошо, похоронки-то ведь не было, значит - жив, но тетя, сквозь слезы: "Я сама его похоронила". А было все так.
Освободили Бар. Когда стрелять перестали, тетя со всеми пошла наших встречать, и вдруг слышит голос брата: "Аня, сестренка!" Сколько радости было! Остался отец у нее, всю ночь проговорили, а утром снова в бой - станцию освобождать. Она от города километрах в шести была. Отец веселый такой был, говорил, что быстро фрицев со станции выбьют, и он снова к ней придет, пусть она вареников сварит - всю войну о них мечтал.
Бой шел долго, дольше, чем за город. Потом стихло все. Тетя вареники с картошкой сварила, ждет, а его все нет. Потом стучат, она к двери, а там два солдата, спрашивают: "Вы сестра Георгия Петровича?"
И рассказали, что после боя повел их отец на холм возле леса - показать, где он в детстве дикие груши собирал, на санках катался. Показывает, смеется, руками машет в разные стороны. Вдруг один выстрел - и он упал. Смотрят - у отца на виске маленькая такая дырочка, и крови почти нет, а на лице улыбка. Стали искать, кто стрелял, и нашли в лесу на дереве прикованного к стволу немецкого снайпера - смертника, их называли у нас кукушками. Тогда немцы воевали уже без прежней прыти, нередки были случаи дезертирства.
И еще рассказали, что отец лежал в госпитале, у него после контузии зрение стало очень плохое, и его должны были демобилизовать. Но тут их полк получил приказ идти на Бар, отец из госпиталя выписался досрочно и явился в свою часть. Говорил, что освободит свой родной город, и потом долечится.
отвели тетю в штаб, получила она там разрешение похоронить брата на местном кладбище. На похороны своего командира пришли все минометчики. А помянули его теми варениками, о которых он мечтал.
Мама вспоминала, что выслушала все без единой слезинки, только в голове что-то тонко звенело. Потом спросила, остались ли какие-нибудь вещи на память. Тетя вынесла котелок и коричневое шерстяное кашне. Это ей солдаты принесли. А больше ничего. Когда тетя пришла искать отца в братской могиле среди убитых, он был в одном нижнем белье, ни одежды, ни орденов с документами, ни сапог, ни шинели - мародеры сняли.
Тут проснулась я, и все пошли на кладбище. Мама и там не плакала, а к вечеру у нее поднялась температура. Ночью уже было за сорок, она потеряла сознание, бредила. Врач сказал - менингит, надежды почти никакой, а если и выживет - едва ли будет нормальной.
Мама выжила. Ее выходили тетя Аня с дочерьми. Проболела она почти два месяца, а потом вернулась в Винницу - на работу.
Прожили они с отцом всего восемь месяцев. Когда он ушел на фронт, маме было 24. Больше они не виделись, но были письма, была надежда. Овдовела она в 28. В последнем письме отца лежал засушенный подснежник - подарок нам с мамой к восьмому марта. А в конце приписка для меня: "Донечка моя любимая. Я скоро приеду и подарю тебе куклу. Расти здоровенькой и слушайся маму, она у нас - самая лучшая. Целую крепко, твой папа"."

Вечной памяти Мирчука Георгия Петровича, 1901-1944.

Profile

deer girl
amaranta_ami
amaranta_buendia

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow