amaranta_buendia (amaranta_ami) wrote,
amaranta_buendia
amaranta_ami

  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Капитанская дочка

...с дороги торной не свернуть,
хоть все шумит трава степная.
уже почти закончен путь:
короткий шаг, и я у Края.

в руках - кусочки чьих-то снов,
и, оживляя тени эти,
мы тихо садим под Покров
ростки чудес. не боги - дети.
(с) Шорох

Меня зовут Лара Равель и я дочь своего отца.


Три года назад я сидела в нашей столичной квартире и помогала ему упаковывать пистолеты, прокладывая их своими мягкими игрушками. Вдруг хлопнула дверь. Мама строго вошла в зал и сказала:

- Нам с Ларой нечего делать в твоей ссылке на краю земли. Ей надо учиться, а я там сгнию. Мы не поедем.

Отец молча поднял на неё голову. Я посмотрела на кукол, запутавшихся между стволами и мешочками с патронами.
Ночью мы уже сидели в поезде, который шел никуда. Капитан Равель и его упрямая одиннадцатилетняя дочь.

***

В этом Городе нет школы, хотя есть учителя. В этом Городе у меня есть друзья. Когда мы только приехали, я забрела в мир желто-седой травы с красными ягодами, и встретила там Иглу. Так я узнала, кто такие мангызы. Страшные, но люди. Они не учили меня бояться Степи, так я Её с тех пор и не боялась, что бы не говорили горожане. Кое-чему я у Неё училась каждый день.

[а они, дети малые, бегали, бегали]***
где-то филином ухнули: раз, два, и снова,
им ответили воем бездомной собаки,
птичья трель.
просыпается.
шайка готова:
знают все, что никто не спасется без драки.

(с) Сказка

Однажды, после того, как Хвост проиграл нам куклу Белой Хозяйки, а она исчезла, ко мне пришли друзья и попросили наказать его за воровство. Никто не знал, виноват он или нет. И мы провели обряд, наказывающий вора. Если бы Хвост был виноват, он бы превратился в Червя, это все знают. Но он спокойно играл в свои дурацкие соревнования, пока не разузнал секрет Вороны, из-за которого её могли бы выгнать из Города.

Ворона. Мой самый близкий друг, мой Старший-младший товарищ. Когда-то мы с ней вместе по утрам сидели на Станции и ждали поезд, который привезёт её родителей. А может, и мою маму тоже.
Потом мы перестали.

Чтобы Хвост никому ничего не рассказал, я сделала ужасное. Рассказала его матери, как он однажды напился твирина. Та его тут же заперла.
А потом он исчез.
И никто из нас не мог выяснить, догадаться, понять – куда, как и зачем. В Городе стало мучительно неприятно, его мать допрашивала всех подряд, за детьми даже днём гонялись патрульные.

***

Дисциплина. Форма. Пистолеты и ружья. Запахи коньяка, лука, пороха. Это мой дом.
Строгий взгляд. Громкий голос. Мягкие щеки. Сила. Это мой отец.
Я знаю всё про него, он знает всё про меня. Всё, что можно было ему сказать, я говорила. Всегда пыталась помочь.

- Пап, я пришла за огнём!
- Ты опоздала на 3 минуты.
- Но… но мы просто на площадке. А у меня нет часов.
- Равели приходят вовремя.
- Пап…
- Но на три минуты можно и опоздать. Иди, гуляй. Жду тебя через полчаса.

***

Однажды мне приснился сон, который теперь я плохо помню. Страшный, болезненный, мучительный. Казалось, он был о прошлом Города, когда Палач вешал и сжигал людей за то, что они жили не так, как он, думали не так, как он. Он вешал братьев за силу воли, женщин за способности к чудодейству. За правду, за верность, за смелость. Сжигал детей и родителей. А в этом сне ещё и говорил голосом отца. Люди кричали и плакали, это было невыносимо.
Как вдруг.
Помощники Палача приказали:
- Приведите к эшафоту Лару Равель! Она обвиняется за то, что поставила отца выше Державы. Повесить!

Я проснулась в слезах, всё тело трясло, меня будто привели на эшафот, и не верилось, что я лежу на полу своей комнаты. Отец, видимо, услышал, как я упала, вбежал и обнял меня. Рассказала ему всё. И плакала, плакала в его мундир. А он не отпускал, только тихо говорил, что всё будет хорошо, что это не наше будущее, что он любит меня и защитит. Что подал прошение о переводе на фронт, но отзовёт его. Потому что в этом Городе мои друзья, а там его всё равно не ждут. Он останется в месте, которое ненавидит и не понимает. Потому что здесь его дочь.

В темноте я брела к площадке, а слёзы всё не останавливались.
Даже если это был вещий сон. Я ничего бы не изменила.
Да, отца я ставлю выше всего. Тем более, Державы.
И готова за это умереть.

***

Часто родители считают, что знают, как должны жить их дети. Знают, что они хотят, что им нужно. Но это не так. Мало того, что вчера отец хитро затащил меня на урок рисования, а потом мой поезд всё равно обозвал подъёмным краном, так сегодня пришлось пойти на урок абстрактной логики прямо с утра! Всё это было нормально. Но играть-то интереснее…
Чтобы добить меня, он сказал:
- В Городе открывается школа. Сегодня в час ты должна быть на занятии.
Никакие уговоры не помогли. Пришлось согласиться.

А на площадке было столько всего интересного! И когда я сказала, что отец убьёт меня, если я не пойду на уроки, дети посмеялись:
- Ты и так отмечаешься у него каждый час все последние годы! Папенькина дочка! Мы в школу не пойдём, нас там всех запрут, фу!
Ну, да, Загранники. А я поддалась. Через час город гремел от криков моего отца, а я пряталась, и мне было ужасно страшно. Не потому, что он меня убьёт, а потому, что я его расстроила. Ведь в его жизни и так очень, очень мало радости…

Ещё через час я сидела за нашим деревянным столом в доме без двери и старалась сдержать слёзы. А отец ходил из угла в угол и жестко, по-военному отчитывал меня.

- Ты не слушаешься? Тогда командуй собой сама.
- Пап, ты чего, не надо так говорить…
- Как?! А как всё должно быть? Как ты хочешь, чтобы было?!
- Ну… нормально, как раньше. Пап, человеку же свойственны ошибки, прости меня, я испугалась.
- Я здесь для тебя! И ты от меня прячешься? Командуй собой сама, всё, я больше не буду указывать!
- Пап, детям так не говорят, зачем ты так…
- Даже не хочу с тобой разговаривать!

И ушёл, сжав в зубах холодную трубку.

Я вернулась в Штаб, дети во что-то играли. Струнка пыталась меня рассмешить, а я свернулась в гамаке и снова плакала, как маленькая.
А вообще, знаете, плачут не только маленькие.

Я не заметила, как площадка опустела. Только я и корабль, парус, колокольчики, игрушки, свечи. Мой портрет капитана Травы с картой, чтобы никто не забыл её собрать. Стрункино «МАМА» на мокрой стене. Вещи Спички и Птица, которые отказались от своих домов.

Отец остался здесь из-за меня.
А я его расстроила.

Я выгребла из карманов свои сокровища, нашла листок бумаги и карандаш. Надо попрощаться с друзьями. Тётя Элиза из Утёса говорила, что у неё есть ненужные взрослые вещи для девушки. Оставив послание детям, я отправилась к ней, взяла юбку и пошла домой. У порога встретился отец, трубка дымилась.

- Лара, я хочу с тобой поговорить.
- Не надо, отец, не о чем.

Я сняла с шеи ключ и вложила ему в руку.

- Ты что?! Не делай этого! Я не это имел в виду!
- Ты сказал, что я должна командовать собой сама. Детям так не говорят, пап. Теперь ты можешь ехать на фронт или в Столицу. Я поеду с тобой. В этом Городе у меня больше нет друзей.

И снова слёзы. Взрослые слёзы Лары Равель и её отца.

***

В Дом без двери полетела сандалия.
- Вы плохой, плохой капитан! Что вы сделали со Сказкой?! Это из-за вас она взрослая!
- Ребята, пожалуйста, не ругайтесь на него. Я сама. Так вышло. Я же все написала. Простите меня.
- Нет, нет, нет, возвращайся! Мы знаем, как тебя спасти! Есть витраж! Он поможет тебе вернуть детство!
- Не думаю, друзья. Вы просто запомните меня, ладно? И если что, приходите, я помогу вам, чем смогу.
Я плакала. Они плакали. Нет, слёзы не знают возраста.

***

Взрослая жизнь? Никогда не приближайте её, никогда. В ней ничего хорошего. Я очень скучаю по детям.  Стою под детской площадкой, вижу платье любимой моей Вороны. Наверное, она внимательно, как всегда, слушает остальных. Вон мелькнули косички Спички, лохматая голова Шороха – прибежали откуда-то с новостями. Хмурый Птиц, серьёзный Уголь – сидят подальше, думают о своём. У Струнки опять глаза на мокром месте, теребит «ленточку памяти». Мотылёк куда-то улетела с Крапивой.

Тоска. Потеря. Что здесь делать дальше? Знакомые отца задают вопросы: «Ты ещё не нашла работу?», «Ну что, жениха присмотрела?»
Не хочу работы и жениха! Мне 15!

Подходит капитан Трава. Когда-то я смотрела на него с той стороны площадки. А теперь мы оба здесь, снаружи. И он капитан Савьюр, а вовсе не Трава и не Великан. Кажется, последнее, что связывает меня с миром детства.
- Ну, что, выросла?
- Выросла.
- Теперь уж и шлем поносить не хочешь?
- Хочу!
- Держи. Пойдём, посмотрим, чем живут люди в этом Городе.


***

Как-то мы с Вороной в субботу остались одни в Штабе.
Сели на край ангара, болтали ногами, смотрели в небо.
- Смотри, это облако похоже на быка. Вот его глаз, и пухлая губа. Он лежит.
- И улыбается. Смотри, его глаз закрывается, а рот расплывается в улыбке!
- Хороший знак.
- Хороший.

Tags: РИ, борзопись, игры, итоги, картинки, словоблудство, стихи, тексты, цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments