?

Log in

No account? Create an account

May 29th, 2016

Маяк Анатолий стоял на берегу холодного моря. Он ждал. Он так хотел рассказать, но те, кто его построил, больше не возвращались. Приходили другие. Меняли лампу. Сначала она была масляной, они меняли её часто. Шли годы, лампа стала электрической, люди стали приезжать реже: иногда он даже пыхтел и надрывал напряжение, чтобы глупый фонарь перегорел. Диверсия приводила к успеху, но люди так быстро всё меняли и уезжали, что маяк Анатолий даже не успевал представиться.

Маяк Анатолий понимал, что всё из-за его края мира, из-за холодного моря, которое никому не нужно. Однако он знал цену этому краю, поэтому ждал.

Однажды он ещё не успел проснуться, а кто-то уже положил прохладные пальцы на ржавую ручку его тяжелой двери. Надо же, подумал он, лампа вроде в порядке, недавно меняли. Кто же это?

[Юноша - и как его...]Юноша – и как его такого занесло в такую даль, – тонкая кость, огромный рюкзак на сгорбленной спине, очки в чёрной оправе. Тяжело ему даётся замочная скважина. Удивлённый маяк Анатолий даже не сразу спохватился помочь, но вспомнил и шлёпнул дверь в нужную сторону. Он изнемогал от нетерпения, а юноша так медленно поднимался наверх, что даже лампа завертелась быстрее – пульс маяка участился.

- Фуф…
Юноша аккуратно опустил рюкзак на пол, усыпанный мумиями разной мошкары. Ээээх, подумал маяк Анатолий, ведь мог бы и убрать, да не ждал гостей. Тоже мне, хозяин.

Юноша осмотрелся. Два маленьких грязных окошка, буржуйка – то ещё счастье, дрова сюда таскать; письменный стол, табурет, стеллаж, кровать – всё из разных лет, но как-то одинаково потёрто.

Маяк Анатолий тем временем суетился. Снаружи этого было не заметить, но каждый его кирпичик осторожно отряхивался от соли, пыли, сна, казавшегося вечным. Он понял, что такой рюкзак юноша принёс неспроста, скорее всего, он останется, хотя бы на несколько дней.

Юноша убрал в комнате и туалете. Разложил книги, тетради, какие-то неведомые коробочки на полки и на пол, повесил рюкзак на гвоздь над кроватью. Достал два варёных яйца, кукурузу, несколько редисок и половинку белого. Крошки после трапезы аккуратно сгрёб и отправил в печку.
Неуклюже сел на табурет, открыл большой блокнот и начал писать. Маяк Анатолий смущался, но не мог не подглядывать.
- День первый. Связь в этом углу вселенной действительно не работает. Тут пусто и затхло – крошечные бойницы, выдающие себя за окна, даже не открываются. Сегодня выдохну, завтра осмотрю окрестности, следующей ночью начну – аппараты пока не собирал.
Маяк Анатолий обрадовался: как он в точку-то с углом вселенной! Вот потемнеет совсем, такое ему покажу!

Юноша устроился на кровати с кружкой чая и читал книжку, пока не начал клевать носом. Маяк Анатолий совершал последние приготовления, даже как-то очистил ржавчину с перил. Когда появились первые звёзды, он радостно заглянул к юноше, а тот уже спал, уронив книгу на пол.
- Нет, нет, нет, что же ты спишь!?
Маяк Анатолий пробовал завывать ветром в окошки, осыпаться пылью потолка на кровать, мигать светом и скрипеть перилами. Но уставший юноша спал, как убитый. Полосатая башня загрустил, но не отчаялся.

Весь следующий день юноша изучал берег, устанавливал наблюдательные приборы на обзорной площадке, доводил до ума своё жилище, раскладывал на полу карты звёздного неба, искал на берегу дрова для печки, писал письма, готовил еду. Маяк Анатолий нервничал.

Когда стемнело, юный учёный накинул ветровку, обернул шею тёплым шарфом и поднялся на площадку. С неё было слышно море, в уши дул прохладный ветер. Он опустился на колено и стал настраивать телескоп. Вдруг, когда уже почти удалось добиться максимальной чёткости Планеты, которая в это время года открывала себя для острых глаз и пытливых умов тех, кто смотрит на галактику с Земли, что-то большое заслонило юноше весь обзор. Птица, что ли? Он оторвался от окуляра и приподнялся. Вокруг всё было чисто. Он опустился обратно, но что-то его насторожило. Было удивительно тихо. Ни ветерка, ни шума волн. Тёплая, густая тишина. Он снова поднялся и стал осматриваться. В середине площадки крутился фонарь маяка. Юноша посмотрел вниз и не увидел моря. А наверху всё те же звёзды… Или нет? С ними тоже что-то случилось. Они были, но не те. Во-первых, их было больше, во-вторых, они не складывались в знакомые созвездия. Юноша забеспокоился. И уж совсем оторопел, когда услышал чей-то голос:

- Доброй ночи.

Юноша огляделся, никого не увидел, но спросил осторожно:

- Кто здесь?
- Меня зовут Анатолий. Я маяк.
- Маяк?
- Ну, да. Ты на мне стоишь.
- Что за бред… это розыгрыш? Как ты разговариваешь?
- Сложно сказать, как. Могу разговаривать и разговариваю.

Против этой логики юноша был бессилен.

- А куда делось море? И почему звёзды другие?
- Потому что мы не на Земле. Здесь моря нет. А звёзды те же, просто с другой стороны.
- Наверное, я сплю. Мы на другой планете. Говорящий маяк…
- …Анатолий.
- Анатолий, да, прошу прощения. И что это за планета?
- Не знаю. Хорошая. Если бы на Земле я стоял бы в таком тёплом месте, многие бы приезжали ко мне.
- Подожди. А зачем ты тут, если моря нет?
- Указываю путь.
- Кому?
- Кораблям, конечно. И китам.
- Кораблям и китам?
- Да.
- Бред какой… И где же они?
- А ты садись, всё равно же пришёл на звезды смотреть. Жди. Увидишь. По средам тут пассажирские проходят, а ближе к утру и транспортные, они особенно внушительные.
- Корабли?
- Киты.
- Транспортные киты!?
- Пассажирские тебя, смотрю, не удивили.

Юноша нахмурился, но сел. Сидит, сидит, смотрит – действительно, из-за какого-то небесного поворота появился кит. А на нём целый дом. Плывёт, медленно, но уверенно. Юноша протёр глаза, но кит никуда не делся.

- Ну что, - услышал он шершавый голос маяка, - убедился?
- Убедился…
- Значит, и наше время пришло.
- Время че…
И не успел юноша договорить, как маяк Анатолий затрясся, раздался оглушающий рокот, и в считанные секунды он начал отрываться от земли. Юноша ухватился за крепления фонаря и орал свой вопрос:
- … гоооооооооааааа!?

Маяк завертелся вокруг своей оси, ввинчиваясь в небесную мякоть. Анатолий Делал он это вдумчиво, неспеша, поэтому перед глазами юноши вполне отчётливо проплывали корабли невиданных конструкций, небесные киты, пассажирские и, судя по разноцветным ящикам на спинах, транспортные, звёздные олени, радужные субстанции, космические станции, метеоритные подстанции и другой, не менее дружелюбный, космический мусор.

- Кудааааааа? – Удалось открыть рот юноше.
- В кооосмоооос! – Не без помех отвечал маяк Анатолий.

Юноша поднял голову и увидел, что они несутся прямо в большую белую планету, испещрённую кратерами. Неужели, подумал он, Луна? Это, хотя бы, какой-то ориентир, с неё можно и до Земли добраться… Он покрепче ухватился руками и старался не думать о том, как всё устроено в маяке, и как он в точности будет совершать безопасную посадку. Шли минуты, и страх возрастал, потому что маяк даже не собирался притормаживать – так и целил шпилем в один из кратеров на полном ходу. Юноша закричал и снова зажмурил глаза, готовясь к столкновению с поверхностью.
Его и правда ударило по голове. Рюкзаком. Который всё-таки сорвался со старого гвоздя над кроватью. Юноша вскочил, жадно глотая воздух и хватаясь за мебель затёкшими руками. Пыльные стёкла предрассветно щурились. Юноша босиком выбежал на площадку, схватился за крепления фонаря и, часто дыша, оглянулся. Всё было на месте: море, довольно холодный ветер, крики чаек, его телескоп. Он отпустил руки, закрыл ими лицо, опустился на колени. Набрал в лёгкие воздуха и тихо произнёс:

- Анатолий?

- Что?..

Profile

deer girl
amaranta_ami
amaranta_buendia

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow